Статьи
О Микве

Преображающие воды

Не знаю, что побудило меня на прошлой неделе пойти в микву впервые после моей свадьбы. Частично это связано с тем, что я была в Краун-Хайтс одна, и рядом не было никого, кто мог бы сказать мне, что это глупая идея. Никто не говорил: «Зачем тебе это? Ты же не ортодоксальная женщина». По этой причине я чувствовала большую тягу и необъяснимое желание погрузиться в воды миквы. Я испытывала это только однажды, до моего второго брака, когда я решила, что очень важно пройти процесс очищения. Это было своего рода перерождение до начала новых отношений, которые проведут меня через вторую половину моей жизни.

С точки зрения еврейского закона, посещение миквы не совершается исключительно для собственного блага. Мы делаем это не для того, чтобы чувствовать себя лучше, а для служения Б-гу, и, в свою очередь, мы привносим святость в действие, которое является глубочайшим выражением нашей любви друг к другу и ко Вс-му.

Наша традиция учит нас тому, что духовная польза от погружения в кошерную микву имеет значение не только для будущих детей, потому что воды миквы в нужное время месяца очищают и наши собственные души, и души наших детей, которые уже родились.

Это вдруг стало для меня очень важным, так как моя дочь готовилась начать свою собственную еврейскую жизнь. Когда я шла по улицам Краун-Хайтс, в общине, ставшей для нее частью религиозного образа жизни, я хотела сделать своей дочери подарок, который она не может получить ни от кого другого. Я хотела подарить ей больше духовной чистоты, которую забыла дать до ее зачатия, но которую – благодаря красоте нашей традиции и веры – никогда не поздно создать.

И вот, для Б-га, для моей дочери, для ее еще не рожденных детей, для моего мужа (хотя он был за три тысячи миль и ничего не подозревал) одним пасмурным днем в начале июня я решила отправиться в Любавичскую микву в Краун-Хайтс, в Бруклине.

Когда я рассказала дочери о своем плане, она была в восторге. Она не подталкивала меня к этому, не умоляла, она просто сказала мне, что если я пойду хотя бы один раз, это изменит ее духовную жизнь, жизнь ее детей и внуков — навсегда.

Еще одна причина, по которой я выбрала именно этот июньский день, заключалась в том, что я оказалась в Краун-Хайтс ровно в правильный день моего цикла, через семь дней после последнего признака менструальной крови.

Перед походом в микву я навестила одну из учительниц моей дочери. Она просмотрела со мной календарь и дала мне точные инструкции, как подготовить мой разум и тело к посещению миквы. «Идите после захода солнца, который сегодня в 20:08. Снимите все украшения, макияж, лак для ногтей. А потом посидите в ванне. Подстригите ногти на руках и ногах, убедитесь, что ваши руки, ноги и все ваше тело полностью чистые. Вымойте волосы на голове и теле и расчешите их. Пусть спадет все ваше напряжение, пусть внешний мир исчезнет для вас. Это только ваше время». Я подумала о том, какое это уникальное благословение для женщин. Каким бы напряженным ни был месяц, у еврейской женщины есть момент, когда она может соединиться с собой и с Б-гом.

А потом она обняла меня, сказав, какой это драгоценный подарок для меня, моего мужа, моей дочери и Б-га.

Той ночью моя дочь провела меня по усаженной деревьями улице Краун-Хайтс, мимо девочек-подростков в школьной форме, чьи длинные юбки со складками развевались на вечернем ветру; мимо молодых бородатых мужчин в черных костюмах и шляпах, спешащих в дом 770 на Истэрн Парквэй, штаб-квартиру движения Хабад-Любавич, и обратно; мимо матерей с колясками и отцов, пытающихся не отставать от мальчиков на велосипедах. Встречались выходцы из Вест-Индии, чьи мелодичные голоса звучат рядом с голосами их соседей-евреев, поскольку обе группы пытаются жить в гармонии, несмотря на воспоминания о конфликтах в прошлые годы. Это процветающий район Нью-Йорка, все еще пульсирующий этническими ритмами, новыми и старыми, черными и белыми, ему удалось избежать городской однородности. Ни на углу Краун-Хайтс, ни даже в сети супермаркетов нет GAP. Мясники, пекари и производители подсвечников выстроились вдоль улиц.

И так мы шли, пока не дошли до миквы, расположенной в тихом, ничем не примечательном здании. Я пришла на несколько минут раньше. Сотрудник подметал тротуар. Я обняла дочь и вошла внутрь.

Я путешествовала здесь несколько месяцев назад, когда приезжала на выходные к дочери, поэтому мне было комфортно в этой среде. На стойке регистрации я заплатила пятнадцать долларов дружелюбной женщине, которая после моего восторженного признания, что это мой первый визит в микву за долгое время, отвела меня в одну из самых красивых комнат. Действительно, это была чистая, хорошо освещенная ванная комната, выложенная розовой плиткой, мало чем отличающаяся от ванной комнаты в комфортабельном отеле. Там были ванна и душ, туалет, раковина и широкий набор туалетных принадлежностей, включая шампунь, жидкость для снятия лака, зубную пасту, новую зубную щетку, расческу, пилку для ногтей, пемзу, свежие полотенца, махровый халат, резиновые шлепанцы и бумажные спа-тапочки. На стене были расположены инструкции, объясняющие, как мыть каждую часть тела перед погружением. Был и телефон. Мне следовало позвонить, когда я буду готова войти в микву.

Я сидела в ванне. Я расслабилась, освободила свой разум. Я очистила каждый дюйм себя. Потом я расчесала волосы и убедилась, что на моем теле нет торчащих волосков. Взяв трубку, я сказала: «Я готова». Дама за стойкой регистрации любезно ответила: «Перед вами три женщины, мы начинаем после 9:15». Об этом мне никто не говорил. У меня было еще полчаса. Что я собиралась делать все это время? Я села на маленькую табуретку, снова проверила свои ногти. Я пыталась мыслить о духовном и расслабиться. Я поняла, что не умею ни расслабляться, ни одухотворяться по команде. Но я пыталась. И я ждала.

И тут я услышала пение. Это был женский голос, поющий незнакомые слова, на языке, который я не понимала. Это мог быть фарси, мог быть иврит. Через все двери, разделявшие нас, голос доносился неотчетливо. Но я каким-то образом знала, что там радуются невесте. Конечно же, следующее, что я услышала, был добрый голос пожилой женщины по другую сторону двери ванной, инструктирующей, очевидно, молодую невесту во время ее первого посещения миквы. Я знаю, что этот опыт должен быть частным и аккуратным. И я изо всех сил старалась не слушать. Но я не могла сдержать волнения при мысли об этой девушке, собирающейся начать новую жизнь с благословения миквы как первого шага на новом жизненном пути.

Потом раздался стук, и пришла моя очередь. Женщина из миквы призналась, что до меня должны были быть другие, но она знала, что я долго ждала. Она попросила показать мои руки и ноги. Я понимала, что они идеальны, и с гордостью демонстрировала их. Она улыбнулась и нежно похлопала меня по плечу. Женщина отвела меня к бассейну, выложенному голубой плиткой, с прочными перилами для спуска к воде. Я сняла халат, который она держала, чтобы обеспечить мне полное уединение, когда я спустилась в чистый бассейн. Только когда я была полностью покрыта водой, она отложила халат и снова посмотрела на меня. Вода была чистая и теплая. Ранее в тот же день учительница моей дочери спросила, умею ли я нырять. Я умела. И вот, как она объяснила, вместо того, чтобы просто окунуться под воду, я нырнула головой вперед, как дельфин. Это был освобождающий опыт, как будто я танцевала или летала, свободная от каких-либо границ, физических или духовных.

Как мне объяснили, идея погружаться, как рыба, с разведенными в стороны руками и ногами, связана с идеей праведного человека. Вода сравнивается с Торой, а рыба может жить только тогда, когда полностью находится в воде. Вот почему в микве обязательно, чтобы все части тела были погружены сразу, и женщина следит за тем, чтобы ни одна прядь волос не поднималась над поверхностью воды. Когда мы находимся в микве, подобно рыбе, которая не может жить вне воды, мы провозглашаем, что мы тоже не можем жить, если не будем окружены Торой и заповедями.

Я услышала голос баланит: “Кошер!!!” Это означало, что я полностью погружена, и она могла видеть, как свободно плавают мои волосы, знак того, что священная вода коснулась всего моего тела.

Я поднялась на поверхность и встала, как мне сказали, скрестив руки на груди. Я покрыла голову тканью, стоя у края бассейна, и прочитала благословение. «Барух Ата Ашем, Элокейну Мелех Аолам, Ашер Кидешану Б’Мицвотав, Вицивану, Аль Ха-Тевила».

И тогда я нырнула во второй раз. Я снова услышала: «Кошер!!!» Я поднялась и снова нырнула. “Кошер!!!” После третьего раза я встала, снова скрестила руки на груди и произнесла несколько личных молитв за дочь, мужа, семью и себя. Говорят, что женщина в микве имеет особую духовную связь с Б-гом. Мне сказали не стесняться и молиться за все, что я хочу. Так я и сделала. И в этот момент я поняла, что Б-г слышит мои молитвы. Мои слезы смешались с водами миквы, окутав меня теплом и любовью, которых я никогда раньше не испытывала. Я знала, что оказалась в нужном месте и в нужное время для себя, своей семьи и Б-га.

Я вышла из воды, а баланит снова подняла перед собой мой халат из уважения к моей частной жизни. Я завернулась в халат, поблагодарила её за доброту и поддержку и вернулась в ванную. Я вытерлась, оделась и снова взял трубку: «Я готова выходить». Администратор позаботилась о том, чтобы меня не заметили, когда я тихо вышла из здания. Дверь выхода была с другой стороны от входа.

Шел дождь. У меня не было зонта. Я рассмеялась, потому что знала, что дождь будет моим прикрытием, предлогом для того, чтобы иметь мокрые волосы в десять часов вечера, чтобы мне не пришлось ни с кем делиться тем, что я посетила ритуальный бассейн. Ежемесячное посещение миквы должно быть очень личным. Баланит даже не спрашивают твоего имени.

Конечно, моя дочь знала и приветствовала меня со слезами, смешанными с дождем на ее пылающих щеках. — Я так горжусь тобой, — сказала она. Я наслаждалась ее одобрением, слыша слова, которые я говорила ей так много раз, и теперь они возвращались ко мне с той же любовью в ее голосе. Она снова обняла меня. — Спасибо, — сказала она. Я знала, что это ее душа благодарила меня вместе с теми поколениями нашей семьи, с которыми мы еще не знакомы.

Я не могу дождаться встречи со своими внуками, ведь их мать и я заботились о них так, как только мы можем, так же, как и матери до нас заботились о детях, которых они еще не зачали.

Я надеюсь, что Б-г дарует каждому из них любовь и мир, жизнь, полную радостных событий и благословения, жизнь, окутанную любовью к Торе.
Источник — Chabad.org